Главная » События » Воздушное патрулирование охотничьих угодий

Нам сверху видно все, ты так и знай!
«Репортер» патрулировал на вертолете губернские охотничьи угодья

Охрана животного мира зимой — работа не из легких. Сотрудники департамента охоты и рыболовства Самарской области ежедневно прочесывают сотни квадратных километров заснеженных лесов и полей, наблюдая за живущим здесь зверьем, а также в поиске нарушителей, которые в обход закона решили на него поохотиться. С недавних пор инспектора получили «подкрепление» - к участию в рейдах по поимке браконьеров подключился воздушный транспорт.

От винта!

Морозное декабрьское утро, солнце только встает над аэродромом «Смышляевка». Вместе со старшим оперативной группы управления контроля и надзора департамента охоты и рыболовства Самарской области Алексеем Савиным мы выкатываем из ангара 800-килограммовый американский вертолет Robinson. На первый взгляд винтокрылая машина выглядит весьма хрупко — от внешнего мира пилота и пассажиров отделяет всего пара сантиметров алюминиевого корпуса и широкие обзорные иллюминаторы из противоударного стекла. Внутри четырехместного салона пространства - только для самого необходимого: бинокль, наушники, настроенные на общую радиочастоту, рычаг управления и навигационные приборы. Одним словом, без излишеств. По словам нашего пилота, военного летчика на пенсии Вячеслава Волкова, раньше он летал на МИ-8. В этом году его вместе с легкомоторным вертолетом «выписали» из Челябинска в Самару, на условиях аренды. - Я в свое время закончил Саратовское военное летное училище, - говорит он. - Так что места здесь для меня знакомые, можно сказать, родные. Несколько минут на прогрев двигателя, короткий инструктаж — и после отмашки техника мы забираемся в кабину. Еще мгновение — и мы в воздухе. Странно, но никакого волнения не ощущается — у машины плавный ход, шум лопастей в салоне практически не слышен, особенно, когда надеваешь наушники. - Пойдем на юго-восток, - сообщает Алексей Савин. - Через Кинель, Спиридоновку, на Утевку, потом возьмем курс на север, выйдем на Кротовку — и обратно. Средняя высота — 150 метров, общее время в пути два часа. Немного, но зверей точно увидим, а если повезет — и нарушителей.

Лесная братва

Зимой, когда световой день короткий, оперативная группа успевает пройти до 500 км. При этом поднимать вертолет выше двухсот метров нет смысла. Именно с такой высоты на скорости в 150-170 километров в час можно разглядеть, что творится в лесах. Шум винтов поднимает со своих зимних лежек живность, обитающую в наших лесах — лосей, косуль, лис, кабанов. Реже встречаются пятнистые и европейские олени. При хорошей видимости можно увидеть и зайца, путающего следы на заснеженных равнинах. Впрочем, встретиться с ушастым нам этим утром не было суждено: шустрый зверь успел сменить серую «шубу» на белоснежный мех, и ничего кроме его следов мы с высоты птичьего полета так и не увидели. Зато неоднократно в объектив фотоаппарата попадали звери покрупнее. Сперва спугнутые стальной птицей с поля неубранного подсолнечника поднялось небольшое стадо кабанов. Растянувшись в цепочку, первым торопливо бежал секач, а за ним едва поспевали парочка самок и пятеро подростков. Еще через пятнадцать минут, когда мы пересекли границу Кинельского района, в густом осиннике были замечены четыре косули. А почти сразу же, на другой стороне покрытой льдом Самарки, в поле нашего зрения попало настоящее стадо кабанов. Никак не меньше двадцати особей пробиралось по лесу, видимо в поисках новой кормовой базы. - Они любят зимой полакомиться несобранным подсолнечником и кукурузой, - слышится в наушниках голос Алексея. - Бывает, что собираются на полях в кучу по пятьдесят рыл.

Охота по правилам и без

Но в наших планах на это утро было не только наблюдение за повадками представителей животного мира. Кроме звериных наше внимание было приковано и к другим следам — чаще всего оставленным гусеницами снегоходов. За время полета нам приходилось дважды приземляться и проверять у разинувших от удивления рты охотников документы. С первой группой суровых мужчин, впервые в этом году вырвавшихся от своих жен, проблем не возникло. - Да мы тут ради удовольствия, - улыбается Степан Ливанов, житель села Грачевка. - Вот, друзья приехали, решили вместе удачу испытать. Зато второй охотник, замеченный нами несущимся по накатанной снежной колее, сначала попытался скрыться. Пилоту Вячеславу пришлось делать три захода, после чего он вышел на «бреющий полет» и в буквальном смысле «срезал» беглеца. Но оказалось, что рискованные маневры были излишними: документы на ружье и охотничью путевку мужчина в камуфляже предоставил практически сразу, да и подстрелить хоть что-то ему так и не удалось. - Чаще всего мы составляем протоколы за отсутствие путевки, разрешения на добычу и охотничьего билета, провоз незачехленного оружия, а также отсутствие ветеринарных свидетельств на охотничьих собак, - рассказывает Алексей Савин, когда мы снова поднимаемся в воздух. - Самое грубое нарушение - подстреленный без разрешения лось или олень. За это грозит уголовная ответственность, помимо чего браконьеру придется возместить ущерб, нанесенный дикой природе — а это больше ста тысяч рублей. За каждый килограмм практически по цене красной икры. По словам Алексея, вертолетное патрулирование самарских охотугодий проходит относительно мирно. Но случаются и настоящие спецоперации. Бывает, что браконьеры на снегоходах колесят по посадкам, пытаются скрыться. Но в результате, поняв, что спрятаться от вертолета невозможно, останавливаются и быстро разряжают и зачехляют свои ружья. Все их уверения, что они — вовсе не охотники, а оружие везут с собой «просто так» - не проходят. Материалы видеосъемки и показания свидетелей ложатся в основу протоколов. К тому же в экстренных случаях, когда нарушители укрываются в лесу, и сесть посреди деревьев не представляется возможным, с вертолета вызывают «подмогу» - мобильные группы на снегоходах. С ними связываются по рации, передавая координаты места, где была блокирована группа охотников.


© 2010-2016 Департамент охоты и рыболовства Самарской области