Главная » События » Очистить реки от браконьерских сетей можно только общими усилиями

Очистить реки от браконьерских сетей можно только общими усилиями

С приходом мая уровень воды в Волге и малых реках Самарской области традиционно достигает своего пика, и вся рыба поднимается с глубин на нерест. Вместе с ней, получив несколько выходных дней, на незаконный промысел выходят сотни владельцев катеров и лодок. Днем и ночью, на веслах и под мощными моторами, группами и в одиночку они надеются урвать свой кусок запретного плода. Что из этого получается, расскажем в нашем репортаже.

Алексей ДМИТРЕНКО

Три составляющих успеха

Охотиться на браконьеров ночью — дело опасное и неблагодарное. Поэтому самое лучшее время для выхода в рейд - раннее утро. Так было и в этот раз. Погрузившись в катер, в 6:00 мы вышли со стоянки. Но не пройдя даже километра, прямо на стрелке Волги и Самары натыкаемся на свежевыставленную сеть. Ее поплавки из 1,5-литровых ПЭТ-бутылок не заметил бы разве что слепой. Видимо, ставка была сделана на то, что никто не будет искать браконьеров прямо под речпортом. Но в этот раз рыбаки просчитались. Снимаем снасть и идем дальше, вверх по Волге. А вот и первый клиент: на правом берегу у одной из турбаз напротив спуска им. лейтенанта Шмидта кто-то копошится. Подходим ближе, так и есть: лодка, резиновые сапоги и тазик с уже «выщелканой» китайской сеткой. Рядом — мешок с уловом и сам нарушитель. Как говорится, взяли тепленьким. Как признаются сами инспектора, для стопроцентного протокола необходимо иметь три вещи: сеть, рыбу и человека. Если что-то одно отсутствует, то доказать причастность к незаконному промыслу невозможно. И браконьеры об этом прекрасно знают. Одни, издали завидев опергруппу, начинают на ходу сбрасывать за борт весь свой улов. Другие бросают снасти. Третьи придумывают отговорки, мол, вот, намотал винтом конец сети, пришлось поднять. И даже если рядом с лагерем, на берегу находится схрон со свежей рыбой, отнекиваются, говорят, «не мое». В таких случаях рыба выпускается, сети конфискуются, а место или человек берутся на заметку. Как говорится, для профилактики.

С вилами на сазана

Но народная мудрость гласит, что на каждого хитреца найдется управа. Поэтому тактика борьбы с речными конспираторами применяется самая разная. Жаль только, что не каждый раз она срабатывает. К примеру, за весь световой день 4 мая в составе опергруппы областного департамента охоты и рыболовства мы изъяли и сожгли больше километра сетей и раколовок, отпустили на свободу больше сотни их «пленников» и составили один административный протокол. А вот днем ранее, когда мы решили проинспектировать правый берег Самарки, нам повезло гораздо меньше. Просидев в засаде с сотрудниками Средневолжского территориального управления Росрыболовства с обеда и до полуночи, нам не посчастливилось не то что поймать кого-то за руку — ни одного орудия браконьерского лова увидеть! Нам, расположившимся в спрятанном в посадках УАЗике, можно сказать, повезло. Начальник отдела по контролю, надзору и охране водных биоресурсов Владимир Кадушников лично отправился на разведку и провел под моросящим дождем больше 9 часов. Выйти из укрытия он не решался — на берегу стояли машины. Вот только движения вокруг них до последнего не было замечено. Уже в полной темноте последовал сигнал: можно подъезжать. На единственной дороге, ведущей в деревню, в свет наших фар попались двое горе-огородников. В багажнике своей Нивы они везли мокрую резиновую лодку и... вилы. Видимо, ставка была на сазана, который по ночам выходит на мелководье. Его в этих местах часто острожат, что также запрещено законом. Но сегодня рыба не подошла, а значит и нету состава преступления...

Совместно и регулярно

Конечно, браконьеры — будь то промысловики с километровыми сетями или дачники, перекрывающие заливчик в низине перед своим участком — люди осторожные. Каждый из них знает о мере ответственности, наступающей в случае поимки с поличным. А она, согласно закону, сегодня составляет от 2 до 5 тысяч рублей, плюс конфискация судна и орудий лова. Но это если улов составил всего каких-то пару килограммов. В случае, когда водной фауне причиняется более крупный ущерб, в действие вступает уголовный кодекс. Чтобы не встречаться в суде с представителями власти губители природы стараются не светиться, и выходят на воду в ночь. Искусно маскируя сети и раколовки, они не оставляют на поверхности ни единого поплавка, а наоборот, притапливают свои снасти так, что достать их можно только с помощью «кошки», прикрепленной к многометровому шнуру. Впрочем, есть и другие — те, у кого, как они сами считают, все схвачено. Эти хозяева жизни расставляют сети у всех на виду. Возмущение законопослушных рыбаков, цепляющих с берега своими удочками переметы, оборачивается угрозами и даже стрельбой. А при встрече с рыбинспекцией начинаются козызяние высокими должностями и звонки покровителям. Вот почему все без исключения участники антибраконьерских рейдов признают: вести работу по контролю за соблюдением правил рыболовства необходимо регулярно, а главное - совместно. Чтобы факт преступления зафиксировали и полиция, и рыбнадзор, и общественники, и четвертая власть (то бишь журналисты). Тогда уж точно ни один нарушитель, будь он хоть трижды «своим», не выкрутится.

Результаты антибраконьерских рейдов в 2014 году

С начала запрета (15 апреля) было проведено 69 совместных рейдов по водоемам Самарской области. В них было задействовано 65 лодок, 77 автомобилей и 280 человек. В результате было обнаружено и изъято 13 680 метров сетей, 220 раколовок. Составлено 33 протокола. Собрано 7 материалов для привлечения к уголовной ответственности.


Поделиться:
© 2010-2016 Департамент охоты и рыболовства Самарской области